Уходя из сборной – уходите. Из футбола. Навсегда

Уходя из сборной – уходите. Из футбола. Навсегда

«Соккер.ру» считает антифутбольной и откровенно идиотской практику завершения карьеры в сборных футболистами в самом расцвете сил. Почему это неправильно, и где выход?

Ни для кого не нова история с отказом заслуженных футболистов продолжать выступления за национальную сборную. Слово «отказ» сплошь и рядом заменяют мягким эвфемизмом – «завершение международной карьеры», но сути дела это не меняет. Даже мы столкнулись после чемпионата мира с такими историями: Акинфеев, Самедов и Жирков объявили об уходе из сборной России. Юрий вернулся в марте этого года, поддавшись на уговоры Черчесова, а Акинфеев и Самедов, прямо скажем, не помешали бы команде, но они вроде как недоступны.

Как работает механизм «завершения международной карьеры»? Футболист приходит к решению: «Я устал, я ухожу». Потом уведомляет об этом свою национальную федерацию и больше не получает вызовов в сборную. Можно сказать, на основе братской договоренности. Ну и правильно, скажете вы, зачем нужен немотивированный футболист? Так-то оно так, но это происходит, потому что сама система порочна. Не должны игроки решать, когда они хотят играть за сборную, а когда не хотят. Нужен строгий регламент.

Помнится, эту тему еще в 2014 году поднимал Мишель Платини. Тогдашний глава УЕФА отреагировал на уход из сборной Франции Франка Рибери после ЧМ-2014:

Не игрокам решать, играть им за сборную или нет. Рибери не может просто так взять и перестать приезжать в сборную. Если тренер вызывает футболиста, то тот должен приехать. Такие вопросы регламентируются уставом ФИФА. Если Рибери не приедет в сборную, то может получить дисквалификацию на три матча в составе «Баварии».

Платини просчитался лишь в одной фразе: «Если тренер вызывает футболиста, то он должен приехать». Но если не вызывает, то как с гуся вода. ФИФА наказывает за игнорирование вызовов в сборные, но никак не регламентирует отношения между национальными федерациями и футболистами. Смоделируем пример: Акинфеев завершил карьеру в сборной, но Черчесов хочет вернуть Игоря: «Ты по-прежнему лучший в России, ты нужен стране, при таких вратарских традициях у нас бразилец в воротах. Не дело. Возвращайся».

Представьте, что этот разговор случился в начале марта, Акинфеев продолжил упираться, а Черчесов, устав от уговоров, которые он вообще не должен вести, психанул и просто включил Игоря в заявку на матчи с Бельгией и Казахстаном. Если бы «завершивший карьеру в сборной» Акинфеев проигнорировал такой вызов, то в ЦСКА пришла бы бумага из ФИФА, где сказано, что вратарь пропускает следующие три матча клуба – против «Уфы», «Спартака» и «Оренбурга». Вот такой ценой профессиональный футболист может законно «косить» сборной. И это правильно: если есть силы и здоровье играть за клуб, зарабатывать деньги, будь добр, служи и своей стране, если ты ей нужен.

Специально для фанатов ЦСКА: это не придирка к Акинфееву, просто удачный и близкий нам пример. И да, вы снова можете вспомнить о мотивации, о заслугах перед сборной, о здоровье и прочем, прочем, прочем. Конечно, единичные примеры отказа от вызовов в сборные заслуженных ветеранов выглядят вполне пристойно, но попробуйте возвести эту проблему в абсурдный абсолют. Что если вирус «завершения международной карьеры» приобретет повальный характер?

Перед нами живой пример, над которым уже грешно не смеяться – сборная Аргентины. Помните, как после поражения в финале Копа Америка Лионель Месси ушел из сборной? А за ним еще группа футболистов – Агуэро, Ди Мария, Лавесси, Билья, Игуаин. Вскоре Лео вернулся, а за ним по пятам и остальные. После ЧМ-2018 Месси снова ушел из сборной, хотя на этот раз речь шла о приостановке международной карьеры, а не завершении. В марте Лионель вернулся в состав Аргентины, зато теперь Игуаин прощается с «Альбиселесте». Да какого черта?!  

Пожалуй, ФИФА пора взять под колпак взаимоотношения между национальными федерациями и футболистами. Институт национальных сборных переживает не лучшие времена, приходится жить от крупного турнира до крупного турнира, а в промежутке – дыра. А если еще футболисты будут сами решать, когда играть за сборную, а когда – неохота, то скатимся к ситуации, как в хоккее, где соревнования на национальном уровне теряют всякий смысл из-за невозможности созвать под знамена сборных сильнейших спортсменов даже на Олимпиаду раз в четыре года, не говоря о ежегодных чемпионатах мира.

Как видно, на местах не могут договориться: конечно, в Аргентине не будут подставлять Месси или Игуаина под дисквалификацию, а в России – Акинфеева и Самедова, но если будет директива ФИФА и строгий регламент, то неуставные отношения по линии «федерация – футболисты» не потребуются. Нужно раз и навсегда избавить футбол от этого вируса преждевременного «завершения международных карьер», ведь в прошлом веке футболисты играли до заката карьеры и ездили в сборные, пока были им нужны. Нынешние отказы – веяние новой моды.

Понятно, календарь стал насыщеннее, это одна из причин, почему опытные футболисты стремятся избавиться от бремени в виде сборной, однако тут мы рискуем увязнуть в другом длинном разговоре. По-моему, если ты продолжаешь играть за профессиональный клуб и получаешь деньги по контракту, то не должен отказывать команде своей страны, иначе получается кривое зеркало. Выражение «завершение карьеры в сборной» должно полностью исчезнуть из футбольного лексикона, должно остаться просто – завершение карьеры. Вот если перестал играть в футбол на профессиональном уровне – тогда вопросов нет, Добби свободен.

Отношения профессионального футболиста и его сборной нужно регламентировать вплоть до мелочей, чтобы исключить хитрости, и речь касается не только пресловутых случаев преждевременного прощания со сборными. Не будем показывать пальцем, но во время подготовки к Кубку Конфедерации и чемпионату мира в сборной России не раз случались загадочные истории. Вы наверняка вспомните пару примеров. Некий игрок не может принять участие в контрольных матчах, получает вольную со сбора национальной команды, но в следующем туре РПЛ выходит на поле в составе своего клуба здоровехонький и пашет все 90 минут.

ФИФА стоило бы заняться такими случаями, как и контролем за «отказниками». Но, повторюсь, нужен четкий регламент без перегибов и драконовских пунктов. В нем могут быть прописаны поблажки для ветеранов (скажем, футболистов старше 33 лет) и для тех, кто отмотал «гвардейский» срок в своей сборной (условно больше 100 матчей). Но поблажки – это не полный разрыв отношений, а, к примеру, возможность, предварительно согласовав с тренером сборной, безнаказанно пропустить какое-то количество сборов за цикл.

Всякие Игуаины, «завершая международные карьеры», по капле лишают футбол сборных интереса. И прежде чем защищать отдельных «отказников», только потому что они свои парни или играют за любимые клубы, подумайте, что будет, если все футболисты, чуть перевалившие за 30, начнут уходить из сборных. Одобряя конкретные решения, вы одобряете саму инициативу, которая в глобальных масштабах может обернуться катастрофой для института национальных сборных.

soccer.ru